Заповедник » Публикации о заповеднике » Заповедные люди » Директора Алтайского заповедника

Директора Алтайского заповедника

«Отцом» Алтайского заповедника по праву можно считать Франца Францевича Шиллингера, бывшего руководителем отдела охраны природы Главнауки Народного Комиссариата Просвещения РСФСР и ведавшего заповедным делом страны. Ф.Ф. Шиллингер организовал и провёл в 1931 году экспедицию по исследованию и уточнению границ будущего Алтайского заповедника, а позже в качестве представителя Главка заповедников принял участие в заседании Ойротского (Горно-Алтайского) облисполкома при подведении итогов первого года работы заповедника.

















Начало 30-х годов XX века.

16 апреля 1930 года Совет Народных Комиссаров РСФСР постановил организовать Алтайский заповедник. Для ведения организационно – подготовительной работы в марте 1931 года Наркомпрос РСФСР комнадировал в Ойротию товарища Шафрановича, ставшего первым директором Алтайского заповедника.  О Шафрановиче известно, что он «чл. ВКП(б), из рабочих, ранее работавший Директором заповедника в Семфирополе». Ф.Р. Штильмарка в книге «Заповедное дело России. Теория, практика, история» упоминает Шафрановича как директора Крымского заповедника в 1930 году. "...В резолюции по докладу директора Крымского заповедника Шафрановича на пленуме Госкомитета Наркомпроса в конце 1930 года отмечается невнимание Крымнаркомпроса к охране природы и указывается на частую смену директоров. (Природа и социалистическое хозяйство 1931, с.1-3).." В феврале 1932 года Шафранович был снят с поста директора Алтайского заповедника.

Вторым директором Алтайского заповедника с 5 апреля 1932 года был утверждён Карл Яковлевич Саулиэтс-Карлюк. Писатель Александр Павлович Оленич-Гнененко, знакомый с К.Я. Саулиэтсом по Кавказскому заповеднику, пишет о нём: «латыш-сибиряк, с детства привычный к лыжам».

Я. Фоменко в статье "В горах заповедных" (журнал "Огонёк". - №43. - октябрь 1956г) упоминает встречу с Карлом Яковлевичем Саулиэтсом в Ильменском заповеднике: "...Нам захотелось посмотреть как живут люди, охраняющие богатство заповедника. Поехали на дальний, северный кордон и вскоре увидели озеро-пруд. У ворот подворья, обнесённого, по уральскому обычаю, высокой стеной, нас встретил хозяин кордона Карл Яковлевич Саулиэтс, старейший труженик заповедных земель Кавказа, Урала и Алтая. Уроженец Латвии, Карл Яковлевич поселился после гражданской войны в России и всю жизнь посвятил охране природы..." Фото И. Тункеля 

























Валентин Васильевич Селегей, описывая в своей книге «Телецкое озеро. Очерки истории» этот период жизни заповедника пишет: «С тех пор начинается обычная для почти всех заповедников страны чехарда замен директоров. За 20 последующих лет, в Алтайском заповеднике сменилось не менее 10 директоров. Как правило, директора просто переводились в другие заповедники».

По архивным сведениям, весной 1936 года директором Алтайского заповедника был Я.Залмаев.




































На фото: сотрудники Квказского заповедника с И. Ливановым в центре. 1936 год. Фото из архива Кавказского заповедника

Весной того же года его сменил Игорь Вячеславович Ливанов, бывший прежде директором Кавказского заповедника (1934-1936гг), он руководил Алтайским до апреля 1938 года. По словам Феликса Робертовича Штильмарка, И.В. Ливанов старался не вмешиваться в дела «научников» и симпатизировал их настроениям. При Ливанове в заповеднике была упорядочена работа фотолаборатории, сотрудники отдела охраны получили приказ по возделыванию выделенных им земельных участков. Игорь Ливанов активно вникал во все хозяйственные вопросы заповедника, которых было немало, начиная от закупки и доставки различных грузов и жизненно важного продовольствия в городах Бийск, Ойрот-Тура и доставке их через села Турочак и Артыбаш, по Телецкому озеру в центральную усадьбу заповедника - посёлок Яйлю. Ливанов пытался упорядочить работу научного отдела заповедника, где на тот момент работали в будущем такие маститые учёные как Петр Борисович Юргенсон, Герман Михайлович Крепс, Сергей Семёнович Фолитарек и другие. По его приказу все научные сотрудники были обязаны отпечатывать в трёх экземплярах все научные отчёты и материалы, подавать их на обсуждение в учёный совет заповедника и только по согласованию с ним отправлять в ГЛАВК для дальнейших публикаций. В 1936 году, по инициативе Ливанова в хозяйственной зоне пос. Яйлю началась закладка небольшого питомника, на основе которого в дальнейшем был заложен фруктовый сад яйлинской террасы.

В октябре 1937 года прибывший из Москвы ревизор выявил финансовые и дисциплинарные нарушения в заповеднике, директору был объявлен строгий выговор с предупреждением. 12 апреля 1938 года И.В. Ливанов прибыл в Яйлю с инспектором Комитета по Заповедникам т. Черненко и приступил к сдаче заповедника вновь назначенному директору Владимиру Александровичу Бородавкину.

По воспоминаниям Александра Григорьевича Костина, которые приводит в своём труде Ф. Р. Штильмарк, - «В начале 1938 года в Яйлю приехал ревизор из Москвы, Бородавкин Владимир Александрович. Его приезд ознаменовался комплексной проверкой заповедника и серией арестов людей сотрудниками НКВД. По итогам проверки Ливанова сняли, первым пунктом обвинения было – «потеря классовой бдительности»». Новым директором стал В.А. Бородавкин. Здесь проявилась политика Компартии и Совнаркома, считает Ф.Р. Штильмарк, выдвигать на руководящие должности именно таких людей, как В.А. Бородавкин, участников гражданской войны, бывших партизан или матросов, считавших своим партийным долгом честно выполнять любое порученное им дело. «Через год после назначения Бородавкина заповедник было не узнать. Крепкое хозяйство, два жилых дома, транспорт, торговля. Окреп местком, открылся клуб, зажглось электричество, подсобное хозяйство давало овёс, сено, овощи, картофель.  В.А. Бородавкина в результате отозвали и назначили директором Крымского заповедника». В заповеднике при Бородавкине началась активная разработка удобных таёжных участков под посев сельскохозяйственных культур. Была приобретена корчевальная машина, семена для массовой посадки. Вопросам посевной и уборочной компании уделялось первостепенное внимание. При нём, в 1939 году был провозглашен лозунг «Возьмём 20 центнеров овса с одного гектара».









О следующем директоре М.П. Журавлёве мы узнаём из описания А.Г. Костина, которое приводит в своих трудах тот же Ф.Р. Штильмарк: «В Алтайский заповедник приехал новый директор, М.П. Журавлёв, отставной полковник НКВД, уже пожилой человек…» Журавлёв прославился тем, что велел поставить на лыжи лошадей для преодоления заснеженных перевалов, затем приказал всем жителям Яйлю держать по 100 кур каждому, строго запретил кому-либо писать в ГЛАВК. Но геоботаник Гришаева смогла добраться до председателя комитета по Заповедникам К.М. Шведчикова и через некоторое время Журавлёва «как ветром сдуло».  На его место вскоре был поставлен новый директор Николай Осиевский.

В декабре 1940 года Осиевский пишет секретарю обкома ВКП (б) Ойротской АО: «Исключительно тяжёлое состояние в Заповеднике с вопросом питания, с которым я столкнулся с первого дня своего приезда заставляют меня обратиться к Вам за содействием в быстром решении этого вопроса…Научные работники и работники охраны уходят в тайгу на длительные сроки, не имеют с собой ни жиров, ни крупы, ни сахара. Даже хлебом в достаточной мере мы не можем снабдить наших работников.  Будучи занят приёмом Заповедника от своего предшественника, я не имею возможности лично прибыть к Вам, а поэтому направляю своего заместителя т. Богданова А.В.... Я прошу принять его, выслушать и помочь заповеднику в его тяжелом положении». При Осиевском Турочакский райисполком основательно «обложил» заповедник обязанностями госпоставок зерна и картофеля.















В самые тяжёлые военные годы Алтайский заповедник возглавлял Алексей Дмитриевич Черствов. Об Алексее Дмитриевиче подробно рассказывает В.В. Селегей. Инженер по образованию, он был знатоком и ценителем природы. На его плечи легло тяжелое бремя организации хозяйственной деятельности и буквально выживание заповедника в условиях военного времени, когда почти 90% активного мужского состава ушло на фронт. При этом Черствов уделял внимание и способствовал развитию научных исследований и наблюдений. В сложных условиях военного времени ему самому приходилось на лошадях доставлять продукты на удалённые лесные кордоны заповедника, бороться с браконьерами, работать с топографами, вести сложное заповедное хозяйство. Весной 1946 года А.Д. Черствов с семьей покинули посёлок Яйлю.

Алтайский заповедник послевоенного времени принял возвратившейся с войны командир полка Андриан Исаевич Мартынов. Им была предпринята успешная попытка избавить заповедник от госпоставок зерна и картофеля. Работал он в заповеднике с весны 1946 до середины 1948 года, после чего был переведён директором в Кавказский заповедник, где, по его словам, «не ладилось с зубрами».

















Сменил его летом 1948 года И.Г. Ефремов. В роли директора Алтайского заповедника Ефремов оставил о себе нелестные воспоминания у некоторых сотрудников.  Так, Тигрий Георгиевич Дулькейт – свидетель того периода вспоминает: «…Вместо молодого, энергичного А.И. Мартынова, прибыл назначенный главком И.Г. Ефремов – человек, совершенно не знавший Сибири, не представлявший, что такое дикая природа горной тайги и что работа в таком заповеднике почти всегда ведётся в экстремальных условиях. Среднего роста, полноватый, во рту всегда полужёванная махорочная скрутка.  Все свои два с половиной года, до освобождения от должности, он просидел в кабинете, и весь его путь за время работы в заповеднике состоял от дома до работы. Тихонечко, шаркающей походочкой, шёл он, не спеша, на обед домой, а потом обратно в кабинет до конца рабочего дня. Ни разу ни на лошади, ни пешком не совершил он ни одного выхода в тайгу по территории заповедника. Работу старался построить так, чтобы не было особенно хлопотно, никаких новшеств, инициатив от него никогда не исходило…».  В 1951 году из главка пришёл приказ об освобождении Ефремова от занимаемой должности директора, а ещё через несколько дней – приказ о ликвидации заповедника – на основании Постановления Совета Министров СССР.

В 1958 году Алтайский заповедник был восстановлен. Новым директором с 1 мая назначили Василия Васильевича Криницкого, который должен был до 20 мая успеть сдать дела заместителя по науке в Астраханском заповеднике, прибыть в Алтайский заповедник и в месячный срок принять от Телецкого лесхоза земельный участок, отведенный Алтайскому заповеднику, постройки и имущество, укомплектовать штат охраны и организовать охрану заповедной территории. Несмотря на кратковременность периода управления заповедником (до его закрытия в 1961 году), Криницкому удалось восстановить заповедные традиции, собрать коллектив молодых учёных вернуть работу в нормальное заповедное русло. За неполные три года коллектив сотрудников успел даже подготовить очередной выпуск Трудов Алтайского заповедника. Тогда Василию Васильевичу было немногим более 50 лет. Резковатый, ворчливый, со своеобразным чувством юмора. С подчиненными всегда держал дистанцию, окружающие постоянно чувствовали его превосходство; он умел приказывать и делать замечания. Вставал очень рано, в 6 утра проходил по поселку, по берегу озера, не упуская ни одного случая беспорядка. Дотошно вникал во все проблемы, и не только хозяйственные. Считал, что научная работа в заповеднике должна объединяться одной общей идеей, и эта идея – изучение кедра, его возобновления, рациональное использование кедровых лесов Горного Алтая.

В.В.Криницкий умел разглядеть способных, перспективных специалистов и подобрал замечательный, деятельный коллектив, который сплотил в единое целое в процессе совместной работы. От Телецкого озера и до гольцов были заложены несколько высотных профилей с множеством пробных площадок, на которых учитывали все, что возможно: картировали и описывали древостой, подрост, определяли урожай кедра, ягод, численность млекопитающих и птиц, изучали насекомых. На профиле работали все научные сотрудники: почвоведы, ботаники, лесоводы, микромаммологи, орнитологи, энтомологи и студенты из разных вузов страны. Временами одновременно, на профиле работало более 20 человек. Бывало сам директор жил со своими подчиненными в тайге по неделе, контролировал работу и принимал в ней активное участие.

Летом 1961 года Алтайский заповедник был вновь расформирован. Часть научных сотрудников раскидали по разным заповедникам, часть осталась в Яйлю, перейдя в Телецкий стационар Биологического института СО АН СССР. После закрытия заповедника в 1961 году заповедную территорию в ведение Леспромхоза принял К. И. Рослик.

С 1967 года началась история «третьего» Алтайского заповедника, где за первые 12 лет сменилось четыре директора.  В 1968 году во вновь восстановленный заповедник пригласили работать Геннадия Михайловича Дорохова из Управления охотничьего хозяйства Алтайского края. В дальнейшем, в течение всего периода становления «третьего» заповедника Управление активно участвовало в материальном и кадровом строительстве заповедника. Ключевой проблемой на первом этапе было отсутствие у заповедника собственного катера морского класса. Только такой транспорт мог быть безопасным в условиях суровой навигации на Телецком озере. Буквально через год катер, получивший красивое и символическое имя «Ирбис», уже ходил по озеру, перевозя разнообразные грузы и людей. В 1973 году Дорохов трагически погиб, замерзнув в зимнем озере в результате ночной аварии директорского фанерного катерка, в котором он был и рулевым, и единственным пассажиром. История его гибели стала сюжетом романа известного советского писателя Алексея Малышева «Встреча ветров» (1982).










Юрий Фёдорович Марин, работавший в научном отделе заповедника в 70-е годы прошлого века, вспоминает, что ему на смену из Барнаула прислали относительно молодого человека, но уже способного и согласного руководить таким сложным учреждением, как Алтайский заповедник. «Охотоведу Олегу Андреевичу Макарову в момент его появления в Яйлю было едва ли больше 32-33 лет. Вскоре после его вступления в должность флот заповедника пополнился самоходной баржей, которая была призвана перевозить основные крупногабаритные стройматериалы и топливо. Новый директор даже собирался писать кандидатскую диссертацию по экологии волка. Он так и жил, перемещаясь регулярно между Барнаулом и Яйлю, изредка появляясь в Бийске, Горно-Алтайске и Турочаке. Вот так и получалось, что директору в то время прежде всего надо было быть хорошим снабженцем». Это был директор-добытчик, внедренец технологического прогресса и хранитель заповедности. Макаров организовал в посёлке приём телевизионных программ, заложил строительство телефонной линии, снабдил кордоны и лесничества радиостанциями, подвесными моторами и лодками, организовал заброску вертолётами мобильных отрядов для охраны самых удалённых уголков заповедника и т.п.  На фото О.А. Макаров справа. 




Вскоре Макаров вернулся в Барнаул, где достаточно быстро стал руководителем Алтайского краевого управления охотничьего хозяйства, а директором заповедника стал Александр Владимирович Галанин, работавший при Макарове замом по науке.

«А.В. Галанин - классический пример того, как высокий профессиональный уровень ученого-исследователя, степень кандидата биологических наук талантливого и известного ботаника не могут родить в нем администратора. Тем не менее, заслугой Александра Владимировича остается создание школы ботанических исследований в Алтайском заповеднике», – пишет о нём В.В. Селегей. В1977 году Галанин уехал в Сыктывкарский университет по конкурсу заняв должность заведующего кафедрой ботаники.









Следующим директором в 1978 году стал Александр Гаврилович Зимин - бывший ихтиолог из Томска. На эту должность его назначил Областной комитет партии. «Вызвали в облисполком, - рассказывает Александр Гаврилович, - и говорят: “Александр Гаврилович, давайте-ка к нам, директором заповедника”. Я согласился, привез приказ и приступил к обязанностям». Главный вопрос, который пытался решить Зимин во время своего директорствования – это обеспечение безопасности сотрудников заповедника. «Безопасность должна всегда стоять во главе угла», - считает он. В этих целях были приняты меры по замене старых ненадёжных мотолодок, нередко оказывавшихся причиной гибели людей, на более безопасные.

За время своей работы А.Г. Зимин постарался побывать во всех уголках заповедника. Приходилось решать много вопросов снабженческого характера, «выбивать» и искать деньги. «Баланс заповедника был огромным, - вспоминает Александр Гаврилович, - а в реальности, в наличии многого не было. Спрашиваю: где автомобили – нету, где мотоциклы – нету. Где баржа судоходная – утонула. В переговорах с Главком удалось часть списать. Не было опытного главного бухгалтера, приходилось многое пересчитывать, переделывать самому. Надо было доставать и солярку, продукты. Начиная от иголки и кончая электросвязью, все приходилось завозить»«Тяжело было», - продолжает вспоминать Александр Гаврилович, - народ жил плохо, дома разрушались. Подходили бабушки, просили помочь что-то подремонтировать, а материалов не было и помочь не могли ничем». В отношении науки было проще – был опытный заместитель, который решал все вопросы сам, без подсказок и напоминаний. Отношения с Главком складывались у директора удачно – удалось наладить нужную связь и диалог: после этого появилась так необходимая техника, увеличилось финансирование, появилась возможность использовать вертолеты. «Давали 600 тысяч, когда доллар стоил 68 копеек, - рассказывал Зимин, - даже не всегда получалось освоить такие суммы». Уже в начале 80-х годов, при Александре Гавриловиче, начинали обсуждать тему подготовки заявки на присвоение Алтайскому заповеднику биосферного статуса. Боролись и с ведущимися в прителецкой тайге вырубками ценнейших пород хвойных деревьев, в первую очередь кедра.
«Я пять лет был директором, тогда как в среднем директора работали в этом заповеднике по три-четыре года. Ушел из заповедника сам – написал заявление, потому что устал», - завершил свой рассказ А.Г. Зимин.

После увольнения Зимина, недолгое время директором заповедника работал С.П. Кученко, бывший до этого главным лесничим.  















В конце февраля 1984 года его сменил Николай Александрович Лукашев, бывший начальник Телецкого стационара ВНИИОЗ (институт охотоведения и звероводства).

Николай Александрович родился 22 января 1947 года в Гомельской области поселок Будатин Белорусская ССР. Николай Александрович получил среднее образование и в 1965 году поступил в Кировский сельскохозяйственный институт на специальность биолог-охотовед, окончил в 1970 году. Затем на год ушел в армию. В августе 1971 года вступает на должность ИО завидущего Алтайским опорным пунктом западно-сибирского отдела ВНИИОЗ. В январе 1973 года по результатам конкурса становится старшим научным сотрудником (должность: заведующего Алтайским опорным пунктом сибирского отделения, старший научный сотрудник). На протяжении этого времени, начиная с сентября 1971 года, Николай Александрович ввел научную работу по соболям и белкам, изучая пути их миграции, питание, образ жизни и т.д. Выкупались тушки и делались вскрытия. В это же время Николай Александрович тесно работал с Собанским Генрихов Генриховичем. Они разводили бобров в Турочакском районе и ими же были выпущены мальки форели в 2-х горных озерах. Все научные отчеты отсылались в Новосибирск.

В конце февраля 1984 года Николай Александрович уволился связи с его переводом в Алтайский государственный природный заповедник  на должность директора. Нужно отметить, что на этом научная деятельность практически прекратилась, т.к. работа в заповедники диктовала свои правила. Большая часть времени уходила на хозяйственную деятельность (снабжение кордонов горючим, продуктами питания; заброска мобильных бригад лесников в отдалённые лесничества; решение социальных и житейских проблем и многое другое). Значительную часть времени пришлось проводить за пределами центральной усадьбы, «выбивая» новое оборудование, транспортные средства, стройматериалы, спецодежду и т.п.

В 1992 году был уволен с должности директора Алтайского государственного природного заповедника и переведен в Горно-Алтайское Авиазвено ПО Авиалесоохрана на должность заместителя командира по общим вопросам.

В мае 1994 года скоропостижно скончался. Все 13-летнии труды после смерти были переданы Филус Ирине Адольфовне в контору заповедника. В 1999 году контора заповедника сгорела и на сегодняшний день от научной деятельности Лукашева Николая Александровича ничего не осталось.


В 1992 году директором Алтайского заповедника был назначен Александр Михайлович Паничев. «Академический дальневосточник-романтик, интеллектуал, фотохудожник» - так характеризует его В.В. Селегей.  














В 1993 году его заменил Сергей Петрович Ерофеев – охотовед по образованию (Иркутский сельскохозяйственный институт), начинавший работать в заповеднике ещё студентом-практикантом, затем рабочим – «дровоколом», лесником на кордоне Чири и Беле, участником одной из первых оперативных групп заповедника. Ценитель и знаток горной тайги, отличный ходок по её трудным тропам, добрый и ровный в отношениях со всеми. В должности директора он был утвержден только по истечению двухлетнего испытательного срока. А до этого спокойно носил приставку и.о. – исполняющий обязанности. И после утверждения еще семь лет руководил доверенным ему коллективом, заслужив почетное имя-звание «Петрович». За почти десять лет своего директорства не потерял ни одного гектара заповедной территории и ни одного сотрудника. В этот период, в 1998 году, Алтайский заповедник и Телецкое озеро были включены в список объектов Всемирного природного наследия ЮНЕСКО, в номинации «Золотые горы Алтая».   Со своего поста Сергей Ерофеев добровольно ушел в марте 2003 года, вернувшись в службу охраны заповедника, где и трудится в настоящее время в должности заместителя директора по охране.









На протяжении 2003 года обязанности директора исполнял Сергей Владимирович Спицын,

















а в декабре 2003 года его сменил назначенный Москвой Вячеслав Георгиевич Тригубович. «По характеру – жесткий максималист, абсолютно нетолерантный и крайне бескомпромиссный человек», - пишет о нём Валентин Селегей.














Весной 2007 года на должность директора Алтайского заповедника был назначен Игорь Вячеславович Калмыков – бывший заместитель по науке Саяно-Шушенского биосферного заповедника; он и руководит заповедником в настоящее время. За годы руководством заповедником И. Калмыков наладил отношения с руководителями Республики Алтай и районами, примыкающими к границе заповедника и смог довести до победного финала вопрос о присвоении заповеднику биосферного статуса. Под его руководством коллектив заповедника подготовил все необходимые документы и в мае 2009 года Алтайскому заповеднику был присвоен статут биосферного резервата программы МАБ "Человек и Биосфера".  Описание этого периода «нового», «биосферного» этапа – сюжет будущих страниц истории Алтайского биосферного заповедника. «Всё только начинается!»














Благодарим за помощь в сборе информации и фотографий коллектив Кавказского биосферного заповедника, Н.Б. Ескина и Ю. Спасовского; В.Б. Степаницкого; М.А. Лукашеву; А.В. Лотова; В.А. Яковлева.


Екатерина Шичкова, Алтайский биосферный заповедник

Литература
  1. Т.Д. Дулькейт. Лыковы. – Бийск, 2005.
  2. Ю.Ф. Марин. Алтайские истории. Рукопись, 2017.
  3. В.В. Селегей. «Телецкое озеро. Очерки истории». Книга вторая. – Новосибирск-Горно-Алтайск, 2009.
  4. Ф. Р. Штильмарк. Заповедное дело России: теория, практика, история. Избранные труды. М.: Т-во научных изданий КМК. 2014.


 


Поделиться:
Читайте также:
 
 

Расскажите о нас

Алтайский заповедник Разместите наш баннер